3205e474     

Смирнов Сергей (Москва) - Гнилой Хутор



Смирнов Сергей Анатольевич (Москва)
ГНИЛОЙ ХУТОР
Шутка ли, пропал институт!
Без году десятилетие стоял на окраине города крепкий
железобетонный корпус, обнесенный столь же крепкой железобетонной
оградой - и вдруг в одночасье не стало ни корпуса, ни ограды...
Остался только вахтерский стол и сам дежурный вахтер, в испуге долго
озиравший заросли густого бурьяна, что раскинулись вокруг на месте
только что процветавшей научной организации... Множество комиссий и
экспертиз разгадывали тайну исчезновения, но одна за другой терпели
фиаско.
Институт был обыкновенный: научно-исследовательский. Название он
имел тоже вполне обыкновенное: НИИФЗЕП, научно-исследовательский
институт физиологии земноводных и пресмыкающихся. Почему бы в самом
деле не интересоваться ученым физиологией пресмыкающихся? Ведь знание
- сила... Особенно удивляет, как мог исчезнуть институт в разгар своих
успехов: в последний год своего существования он выпустил работ вдвое
больше, чем за все предшествующие годы...
Научные сотрудники НИИФЗЕПа, старшие, младшие, лаборанты, завлабы,
тоже казались вполне обычными людьми. Они ставили опыты над
бессловесными тварями, земноводными и пресмыкающимися, устраивали
чаепития и сдавали разные отчеты. В последний год они были деятельны
как никогда: защиты диссертаций происходили в институте едва ли не
ежедневно.
Место, где стоял НИИФЗЕП, не отличалось аномальной активностью: в
небе над ним никогда не исчезали самолеты, смерчей и землетрясений
здесь не случалось. Однако факт остается фактом: здание НИИФЗЕПа
пропало на глазах у двух сотен сотрудников, оставшихся целыми и
невредимыми...
Несколько лет спустя двое очевидцев, знавших истинную подоплеку
события, открылись автору этих строк.
- Наверно, кроме нас, еще кто-нибудь знает правду, - предположила
бывшая лаборантка института Марина Ермакова. - Но рассказать... разве
поверят?
- Все началось с того, - начал свои "показания" бывший аспирант
НИИФЗЕПа Николай Окурошев, - что старший научный сотрудник нашей
лаборатории Хоружий, придя утром на работу, обнаружил на своем столе
готовый отчет. Он должен был уже давно написать его и сдать, но все
тянул...
I.
Борис Матвеевич Хоружий, старший научный сотрудник пятидесяти трех
лет от роду, был рьяным садоводом. Настраиваясь на трудовой лад, он
начинал свой рабочий день с подшивки журнала "Приусадебное хозяйство".
Однажды, придя поутру в институт, он увидел на своем столе, рядом
с подшивкой, готовый отчет... Он так растерялся, что сунул в зубы не
тот палец и нечаянно отгрыз длинный холеный ноготь мизинца.
Испугавшись, что за ним подсматривают, он судорожно обернулся на
плотно закрытую дверь и, почувствовав слабость в ногах, боком
опустился в кресло.
Несколько минут он просидел в полном недоумении и, наконец
опомнившись, нервно и протяжно зевнул.
Кто-то из сослуживцев сыграл с ним странную шутку... втихую
подбросил готовый отчет - с умыслом, подло, как в спину плюнул!..
Отчет был отпечатан великолепно: на шестнадцати листах прекрасной
финской бумаги ни помарки, ни подмазки, ни подтирки. Стиль отчета был
образцом до неправдоподобия...
Борис Матвеевич скосил взгляд на пол и прикрыл отчет папочкой.
Лаборантка Оля так печатать не способна - разве что под
гипнозом... Впрочем, если очень попросить... Так примерно потянулись
мысли Бориса Матвеевича по руслу расследования, и спустя минуту сеть
новых лабораторных интриг разрослась в его голове до масштабов почти
что франкмасонских.
Главные подозрения па



Назад






Forekc.ru
Рефераты, дипломы, курсовые, выпускные и квалификационные работы, диссертации, учебники, учебные пособия, лекции, методические пособия и рекомендации, программы и курсы обучения, публикации из профильных изданий