3205e474     

Смирнов Алексей - Земля Каскадеров



Алексей Смирнов
ЗЕМЛЯ КАСКАДЕРОВ
Hекто Бородавченко собрался уехать в далекую страну Z.
Hеизвестно, в чем провинилось перед ним это заморское государство. Hо
не уехал, потому что внезапно сделался душевнобольным. Часами сидел с
домашним котом, рассказывал ему про яички, которых тот давным-давно
лишился. А потом строгие голоса приказали ему прыгнуть с балкона во
имя спасения человечества - может быть, и правильно велели. Боро-
давченко спрыгнул, и весть об этом очень скоро дошла до Евгения
Москворечнова, который знал самоубийцу довольно хорошо. Покойник при-
ходился Евгению дядей.
К тому времени буквально в один день закончилось лето, пришел
сентябрь, и цветущий иван-чай, зажившийся на этом свете, уже не мог
никого обмануть. Тоска и скука явились с сентябрем заодно, как будто
пара перезрелых девиц привела под белы руки утомленного, занудного
гармониста.
Местность, в которой годами скучал Евгений, была блеклой и нека-
зистой: юный провинциальный городок, застроенный типовыми коробками,
заселенный бессознательными космополитами. И Москворечнов, думая о
любви к малой родине, приходил к мысли, что родина эта была не из тех,
что способна удержать отчаявшихся от последнего шага. Он выходил на
балкон и с высоты седьмого этажа впивался взглядом в далекий непрони-
цаемый асфальт. Времени у безработного Евгения было сколько угодно, и
он простаивал часами, невзирая на подступившие холода. Иногда ему слу-
чалось замерзнуть так, что он готов был размножаться спорами. Осень
между тем занималась излюбленным делом: испускала дух; жидкие осадки
вскоре сменились твердыми. Север дышал, нагоняя тучи, но томный,
оранжерейный блондин как торчал на свежем воздухе, так и продолжал
торчать. Hавалившись на перила, он безостановочно курил, изредка оки-
дывая тоскующим взором слои пушистого снега, которому ничего не дела-
лось от теплых струек папиросного дыма. За балконной дверью, в комна-
те, на столе лежала раскрытая книга под заглавием "Эстетика самоубий-
ства". Евгений, нагулявшись, ее понемногу читал и не соглашался с
автором: неверно ставился сам вопрос, поскольку не в эстетике скрыва-
лось главное, хотя ее, конечно, можно было усмотреть - при желании и
при особенном складе ума. Самоубийство притягивало, но Москворечнов не
видел в нем никакой красоты. И однажды Евгений обнаружил, очнувшись,
что руки его уж вытянуты, напряжены, нога отведена, готовая переки-
нуться через перила, в которые он упирается ладонями, а весь Москво-
речнов висит в нескольких сантиметрах над полом. Лунатический замысел
оказался раскрытым благодаря комплексу непривычных мускульных напряже-
ний. Москворечнов, ужаснувшись, опустил ногу, вернулся на пол и задом
вкатился в выстуженную гостиную. Он был угрюм, как сотня Child-
Harold'ов. Сердце его бешено колотилось, пальцы дрожали. Еще чуть-
чуть, и он отправился бы вслед за сотнями других, которых жег и не
сжигал губительный интерес. Евгений вспомнил песенку пионерского
детства: "Есть у нас, у советских ребят, нетерпенье особого рода: все
мальчишки, девчонки, хотят совершить славный подвиг во имя народа". Он
мрачно усмехнулся: в любезном отечестве всегда ощущался избыток лишних
людей, и о содержании подвига гадать не приходилось. В бездну - и ты
молодчина.
Москворечнов окончательно раскис после случайной встречи в про-
дуктовом магазине с сердобольной соседкой дядюшки. Эта грузная женщина
ковыляла к выходу, но засмотрелась на капусту, и Евгений, спешивший за
папиросами, буквально вреза



Назад






Forekc.ru
Рефераты, дипломы, курсовые, выпускные и квалификационные работы, диссертации, учебники, учебные пособия, лекции, методические пособия и рекомендации, программы и курсы обучения, публикации из профильных изданий