3205e474     

Смелов Леонид - Репортажи Дастаевского



СМЕЛОВ ЛЕОНИД ВЛАДИМИРОВИЧ
РЕПОРТАЖИ ДАСТАЕВСКОГО
Аннотация:
Мир непредсказуем и фантасмагоричен. Слово - просто звук, а мысль материальна и первична. И, видимо, недаром герой носит такую фамилию - от англ. dust пыль. Раз вещь покрыта пылью, значит, она уже пресытила чей-то взор и была выброшена, однако, стерев пыль рукой, можно увидеть нечто новое
Мы упорно ищем вечное где-то вдали; мы упорно обращаем внутренний взор не на то, что перед нами сейчас и что сейчас явно; или же ждем смерти, словно мы не умираем и не возрождаемся всякий миг.
Ален.
   Луч солнца лениво скользнул в форточку и, нащупав чашку, нырнул в нее поживиться остатками кофе. Обожженный его появлением таракан, свалился с золотистого ободка на прокуренную скатерть и лениво замер, притворившись мертвым.

Его рыжие доспехи успешно гармонировали с такого же колера завитками шевелюры Федора Михайловича Дастаевского. Так как утро было в целом ленивым, Федор Михайлович спал, уткнувшись носом в "пробел" компьютера.

Неожиданно вздрогнув во сне, он дернул локтем - мышь покатилась, и давным-давно потухший монитор загорелся, осветив его лицо синим светом. Застигнутый врасплох солнечный луч, испугавшись, поспешно спрятался на потолке.
   Помимо чашки, компьютера и таракана на краю стола приютилась разложенная карта какой-то таежной местности, прижатая по трем углам статуэтками медитирующего Будды; четвертый, последний угол накрывал локоть самого Федора Михайловича. Помятый пиджак с торчащим из кармана диктофоном валялся на полу, жестом пустого рукава умоляя возвратить его обратно на спинку стула.
   Ночевавший в комнате сквозняк, встретив утро, поплыл в сторону распахнутого балкона, и Федор Михайлович робко, по-детски втянул голову в плечи, его дыхание сбилось, губы что-то прошамкали, и три Будды разом распрямили спины, ожидая его пробуждения. Но главный герой спал...
   Луч солнца, спустившись с потолка, настороженно и удивленно смотрел на дно чашки. Он двигался только по прямой, а потому считал себя математиком. Меж тем кофейная гуща явно изображала "восьмерку", если смотреть с севера на юг, или "бесконечность", если смотреть, соответственно, с запада на восток. На первом листе покосившейся стопки бумаг, возлежащей между чашкой и компьютером, стояло:
Репортажи Дастаевского
Номер первый
Девять шагов до бесконечности
   - Они думают, хм-м, полагают, - главный редактор любил пробовать слова, как груши, на вес, после чего благополучно заменял их, - что докопаются до сути времени. Вы, молодой человек, поедете туда и в две недели сроку - понимаете меня, в две недели! - нацарапаете репортаж обо всем этом безобразии.

Я полагаю, хм-м, уверен, что вы справитесь. Идите собирайтесь. Свободны.
   Ваш покорный слуга кивнул.
   - Постойте... И смотрите мне, не переусердствуйте там!
   Он свел брови на переносице, от чего на высоком лбу образовалась галочка, и тяжело вздохнул. Обычная мина, сопровождающая традиционную присказку. Наш редактор не менялся, и за это его уважали, как уважают бормашину.
   Холостяку собраться, что нищему подпоясаться. Тем более я - РЕПОРТЕР, а это, согласитесь, чего-то да стоит. Хотя бы потому, что по моим подсчетам за последние пять лет работы в журнале я истратил на сборы и переезды ни много, ни мало семьдесят дней и восемнадцать часов.

Включая личное время, а зачастую и личные средства, которых не подсчитывал, дабы лишний раз не тревожить нервную систему. Что ж, такова жизнь, как говорят французы.
   Начало пути, надо признаться, было не ахти какое.



Назад






Forekc.ru
Рефераты, дипломы, курсовые, выпускные и квалификационные работы, диссертации, учебники, учебные пособия, лекции, методические пособия и рекомендации, программы и курсы обучения, публикации из профильных изданий