3205e474     

Словин Леонид - Не Называй Меня Майором



Леонид Словин
Не называй меня майором…
Своим бывшим коллегам — российским ментам.
Автор.
Если мы не за себя, то кто за нас? А, если мы только за себя, кто мы? И,
если не сейчас, то когда?
Гилель, религиозный законоучитель,
I в. до нашей эры. Перефраз.
Звонок о начавшейся у платформы уголовной разборке поступил в дежурку в
начале третьего ночи. Звонила торгашка одной из коммеских палаток с
привокзальной площади. У них там работали всю ночь.
— Милиция… — Голос сорвался. — Тут страшно, что творится! Рядом со
станцией…
— Что конкретно?..
Женщина уже бросила трубку.
— В машину!..
Домодедовцы запрягли быстро. И ехали тоже. Но, как водится, пригнали уже
к трупу.
За опорами переходного моста снег оказался полностью вытоптан. Всюду
виднелись следы крови. В стороне валялась яркая трехцветная куртка…
— Вон он!..
Менты на ходу разделились. Часть тут же оцепила место происшествия и
труп, остальные устремились дальше вдоль тротуара.
Было по-ночному безлюдно. Глухой милицейский час. Тускло горели огни.
Далеко бежать не пришлось.
Метрах в пятидесяти впереди виднелись отпечатки шин.
Недавно тут стояла машина.
— Ушли!..
— Не тебя же дожидаться…
Небо ещё больше потемнело — дело шло к рассвету.
Все возвратились назад, к переходному мосту через Главные пути. К осмотру
не приступали — ждали эксперта со следователем прокуратуры. Руководство. Речь
шла все-таки не о краже — об убийстве…
Убитый — корпусной, полнотелый мужчина — лежал на спине . Без куртки. С
короткой сильной шеи свисала золотая цепь. Сорочка на груди была разорва-на:
рану пытались перевязать.
Смертельное ранение оказалось огнестрельным. Слева над соском аккурат-ное
пулевой отверстие окружал серый ободок — след пороховых зерен и копоти.
Стреляли с близкого расстояния…
1.
Борька Качан — коренастый, накачанный молодой мент, в кожаной куртке, в
очках, похожий на школьного преподавателя физкультуры — открыл глаза, с тру-дом
оторвал голову от промерзшей перронной скамьи.
Электрички уже не ходили.
Близко сбоку нависал переходной мост через пути, он был пуст. В дальнем
конце платформы негромко постукивал скребком высокий мужик-уборщик, очищавший
асфальт.
Стрелки часов под черным трафаретом «Домодедово» показывали конец
вто-рого часа. Выходит, он пробыл в отключке не менее сорока минут.
Неистребимый густой запах креозота, оставшийся от ушедших в небытие
де-ревянных шпал, стоял в воздухе.
Качан нагнулся, содрал смерзшуюся корку снега, приложил к вискам. Снег
таял между пальцами — колкий, в черной ледяной копоти…
Тошнило. Виски стянула боль.
Неожиданно он коснулся куртки на груди. «Молния» была расстегнута.
«Господи! Это ещё что?!»
Полы оказались разъединены. Между тем он хорошо помнил, что ничего не
доставал из карманов. Кто-то сделал это за него.
«Только не это!..»
Рука с хода скользнула вверх, под мышку.
Наплечная кобура была пуста.
Пока он беспомощно лежал на скамье, кто-то расстегнул куртку и выта-щил
из кобуры его табельный «макаров».
Милицейское удостоверение в верхнем кармане тоже отсутствовало…
Качан поднял голову.
Ночь стояла морозной, бездонно-ясной.
Самое страшное, что всегда подстерегало и рано или поздно должно было с
ним непременно произойти, от чего Всевышний снисходительно и терпеливо его
оберегал, в конце концов, все же случилось.
Неотвратимость происшедшего предстала перед Качаном со всей
очевид-ностью.
Конец его недостоверной ментовской жизни, которой он жил все эти годы,
которую, бывало, клял на все корки за то, чт



Назад






Forekc.ru
Рефераты, дипломы, курсовые, выпускные и квалификационные работы, диссертации, учебники, учебные пособия, лекции, методические пособия и рекомендации, программы и курсы обучения, публикации из профильных изданий