3205e474     

Слепынин Семен - Мальчик Из Саванны



Семен Слепынин
Мальчик из саванны
Ленивый Фао
Колдун Фао шел медленно и осторожно, приостанавливаясь перед каждой крутизной.
Вчера он оступился на камне, упал и сильно ушибся. Поэтому сейчас Фао
недоверчиво трогал камни пальцами посиневших ног и ощупывал их подошвами -
шершавыми, как дубовая кора.
Колдун зябко кутался в засаленные шкуры и поеживался, чувствуя за спиной взгляды
людей своего племени. Они звали его не иначе, как Ленивый Фао. Но если бы люди
вдруг узнали, кто такой Ленивый Фао на самом деле? Что случилось бы тогда в
стойбище?
Эта внезапно мелькнувшая мысль так испугала колдуна, что он замер и воровато
оглянулся. Нет, как будто все в порядке. Фао повернулся к вершине горы спиной и
посмотрел вниз более внимательно. Тревожиться вроде нечего. Около своей землянки
стояла Хана с ребенком на руках и провожала взглядом колдуна. Но так она глядела
каждый раз, Фао привык к этому. На берегу реки возились ребятишки и не обращали
на колдуна никакого внимания. Лишь Гзум, сын Лисьей Лапы, приплясывая и скаля
зубы, кричал:
- Ленивый Фао! Глупый Фао!
Но и этого следовало ожидать. От шального и драчливого мальчишки колдун уже
натерпелся немало обид. Привык. И сейчас он смотрел на Гзума с хмурым
спокойствием. А когда тот начал швырять камни, колдун даже почувствовал
мстительное удовлетворение - камни не пролетали и десятой части расстояния.
Приблизиться же Гзум не мог - ближе трех полетов копья никто не смел подходить к
Горе Духов.
Долго стоял Фао на каменистом выступе. Но это не должно вызывать у людей
удивления. Здесь, на полпути к вершине, он отдыхал часто, глядя на стойбище и
степь из-под густых седых бровей, похожих на тронутый инеем мох.
В степи, из-за дальних холмов, выкатилось солнце. Мальчишки, выбежав на
вытоптанную площадку в середине стойбища, протягивали руки навстречу встающему
светилу, плясали, высоко вскидывая худые ноги, и кричали:
- Огненный Еж! Огненный Еж!
Луна, солнце, звезды, дожди - все стихии были для людей лемени живыми
существами, злыми или добрыми...
Огненный Еж, ощетинившись горячими иглами-лучами, взбирался все выше.
Заискрилась река, громче запели в кустах птицы, в сырых травах вспыхнули и
загорелись желтые кружочки мать-и-мачехи, лиловые бутоны медуницы, белые
созвездия ветреницы дубровной. Природа радовалась солнцу, его весенним теплым
лучам.
Но не было радости у людей племени лагуров. Из их землянок, тянувшихся цепочкой
бурых холмиков вдоль берега Большой реки, слышались сердитые голоса женщин, плач
детей. У входа в одну из землянок, согнувшись, сидела молодая женщина и выла:
ночью умер ее младенец.
Племя голодало. Зимние запасы съедены, ямы с мясом давно опустели. Степь,
обильная летом и осенью, сейчас звенела лишь птичьими голосами. Оленьи стада
поредели, а табуны лошадей, пугливые серны и сайгаки еще не вернулись с юга.
Задолго до восхода солнца, еще затемно, ушли в саванну охотники. Но колдун Фао
хорошо знал, с какой жалкой добычей они придут в стойбище. Многое, очень многое
знал колдун...
Ленивый Фао высморкался, вытер пальцы о сивую бороду, свисавшую до пояса, и
медленно зашагал вверх. Вскоре спина его скрылась в густых зарослях кустарника,
охватившего склоны горы.
Ребятишки разбрелись по берегам реки в поисках съедобных корней и стеблей. Они
рылись в кустах, кочках. Рылись даже в прошлогодних отбросах.
Около полудня, когда Огненный Еж забрался сов-сем высоко в небо, пришли из
саванны охотники. Пришли и в самом деле почти с пустыми руками. Три дрофы,



Назад






Forekc.ru
Рефераты, дипломы, курсовые, выпускные и квалификационные работы, диссертации, учебники, учебные пособия, лекции, методические пособия и рекомендации, программы и курсы обучения, публикации из профильных изданий