3205e474     

Слепухин Юрий Григорьевич - Сладостно И Почетно



Юрий Григорьевич Слепухин
Сладостно и почетно
Роман в трех частях
Действие романа разворачивается в последние месяцы второй мировой
войны. Агония "третьего рейха" показана как бы изнутри, глазами очень разных
людей - старого немецкого ученого-искусствоведа, угнанной в Германию
советской девушки, офицера гитлеровской армии, принимающего участие в
событиях 20.7.44. В основе своей роман строго документален.
ЧАСТЬ ПЕРВАЯ
ГЛАВА 1
Огневые позиции были оборудованы кое-как, наспех, немцы либо не ждали
танкового удара на этом направлении, либо у них просто не оставалось уже ни
времени, ни сил рыть орудийные окопы полного профиля, долбить кирками эту на
полметра вглубь прокаленную лютым морозом землю; пушка стояла почти открыто,
лишь для маскировки обвалованная как попало накиданными комьями грязного
снега, она металась в перекрестье прицела, и низко летящий дым то и дело
скрывал ее, но потом она снова появлялась в поле зрения - с каждым разом
ближе. Вот сейчас... сейчас... Механик-водитель газовал по-славянски, на всю
железку, их кидало вверх-вниз, тут под снегом были, видать, в августе еще
понарытые окопчики, стрелковые ячейки, а может, и просто воронки -
небольшие, от снарядов...
С двухсот примерно метров - уже были хорошо различимы у орудия фигурки
в серо-зеленом - лейтенант наконец выстрелил, ударил осколочным, и хорошо
ударил: пушка завалилась набок и серо-зеленых не стало. А потом громыхнуло
под броневым днищем, заскрежетало железо, с хрустом разламываясь и сминаясь,
танк со всего размаха ухнул куда-то вниз - но тут же выровнялся, попер
дальше, утробно взревев двигателем на перегазовке.
Здесь дым был еще чернее и гуще: видно, загорелись аэродромные склады
ГСМ; лейтенант припал к обрезиненному окуляру перископа, ничего не увидел и
обеими руками толкнул вверх тяжелую броневую крышку командирского люка. По
пояс высунувшись из башни, он сначала глянул налево, инстинктивно
отворачивая лицо от косо секущего снега вперемешку с чадной масляной копотью
(ну, точно, накрылись у фрицев горюче-смазочные); "сто шестая" обогнала их
чуть не впритирку, лихо ныряя и раскачивая стволом пушки, и из-за сдвоенного
рева обеих машин он не сразу услышал другой звук, менее привычный уху
танкиста.
Звук сносило ветром, но он нарастал стремительно, словно разбухая.
Лейтенант только успел повернуть голову, как прямо по курсу и наперерез
выбежал из дыма большой трехмоторный самолет - он был совсем близко или
показался ближе, чем в действительности, и не летел, а именно бежал - в
снежной пыли от винтов, уже оторвав от земли хвостовой костыль. Это был
транспортный "юнкерс" с неуклюжим коробчатым фюзеляжем, похожим на вагон,
весь в больших буквах и цифрах, а посередке - огромный черный крест,
окантованный белыми углами. Самолет мог, конечно, и только что приземлиться,
но вряд ли: даже при такой видимости летчики не могли бы не увидеть сверху,
что тут творится. Следовательно, "юнкерс" шел на взлет.
Все это лейтенант сообразил в долю секунды, соскальзывая на свое
сиденье. Уже схватившись за маховичок поворота башни, он крикнул вниз, в
чадную грохочущую темень боевого отсека:
- Правее, правее забирай! - и для пущей верности привычно пнул водителя
в соответствующее направлению маневра плечо.
Машина крутнулась, резко тормознув правой гусеницей. Лейтенант, в
азарте прикусив губу, яростно вертел маховичок ручного привода, ведя стволом
длинной восьмидесятипятимиллиметровки вслед за удаляющимся уже самолетом.
- Термитный! - крик



Назад






Forekc.ru
Рефераты, дипломы, курсовые, выпускные и квалификационные работы, диссертации, учебники, учебные пособия, лекции, методические пособия и рекомендации, программы и курсы обучения, публикации из профильных изданий