3205e474     

Скирюк Дмитрий - Парк Пермского Периода



ДМИТРИЙ СКИРЮК
ПАРК ПЕРМСКОГО ПЕРИОДА
БАБУШКА НАДВОЕ
— Ты знаешь, я их иногда боюсь, — сказал Серега и отставил свой стакан.
Я чуть не поперхнулся куском пирога, прожевал, проглотил и вытаращился на него.
— Кого? — с подозрением спросил я.
— Ну, этих... — Он сделал подбородком жест куда-то в сторону.
Я огляделся.
Было позднее утро. Или ранний день — кому как нравится. Кафетерий на втором этаже Центрального гастронома был полон народу, и понять, кого имел в виду Серега со своими страхами, было решительно невозможно.

Две продавщицы за прилавком с профессиональной ловкостью кромсали пироги. Люди что-то покупали, чаще всего тут же это что-то ели, запивая гнусным кофе из таких же гнусных пластиковых стаканчиков.

За соседним столиком стояла какая-то бабка и мелко крестила купленные булочки, очевидно собираясь после этого их съесть. Закончив изгонять бесов из булок, она перешла на чай и перекрестила стаканчик, потом — рот, потом подумала, пожевала губами и до кучи перекрестила и солонку тоже.
Я повернулся обратно.
— Кого боишься-то? — не понял я. — Людей, что ли?
— Нет.
— А! Женщин?
— Да нет же! — с досадой отмахнулся Серега. — Старух. Куда ни пойдешь, всюду они. Высматривают, подслушивают...

Знаешь, иногда мне кажется, что они вовсе и не люди даже.
— А кто? Инопланетяне, что ли?
— Не знаю... Почему бы и нет?
Пару секунд я молча таращился на него, потом также молча покрутил пальцем у виска и потянулся к своему стакану. Пироги с печенкой — штука, конечно, вкусная, но без чаю в горло не проходят.
Чай между тем кончался, как у меня, так и у Кабанчика, то бишь у Сереги.
— Может, по пиву? — предложил он.
— Не сейчас, — уклончиво ответил я. — Тебе пока хватит.
Сережку все друзья зовут Кабан, а чаще ласково — Кабанчик. Он ниже меня почти на голову, светловолосый, с постоянно удивленным выражением лица, и выглядит лет на пять моложе, чем есть.

На означенного зверя он нисколько не похож, и корни такого странного прозвища кроются в фамилии. А фамилия у него, естественно, Кабанов.
Последние пять месяцев Кабан работал крысоловом, или, как все это официально называлось, «дератизатором и дезинсектором». Он целыми днями носился по городу, как он выражался, «с объекта на объект», и даже ко мне забегал со своей огромной сумкой, где у него лежали респиратор, два капкана, куча всяких химикатов, ручной распылитель «Циклон» и большой арбалет-крысобой. И вот сегодня утром Серега с работы ушел...
Нет, пожалуй, не так.
Сегодня утром Серегу вышибли с работы...
Впрочем, кажется, и это — не совсем то.
Хорошо. Скажем так: сегодня утром Серега с треском уволился со своей работы, предварительно подравшись с начальником и сломав себе мизинец на правой руке.

В больнице ему наложили гипс, после чего Серега долго шатался по городу, в итоге завернул ко мне и встретил в моем лице собрата по несчастью — я сегодня тоже увольнялся, причем почему-то тоже с треском и грохотом. Мирно со мной расставаться никто не хотел.

Настроение было препаршивое, и мы не придумали ничего лучшего, кроме как пойти и выпить. Загипсованный палец у Сереги торчал самым глупым образом, как бы все время намекая: «Не пора ли нам поддать?» Не могли же мы проигнорировать такой настойчивый призыв!
Царила осень, последние дни умирающего бабьего лета. Сверху мягко пригревало солнце, с Камы дул холодный ветер. В куртке было жарко, без куртки — холодно. Мы брели куда-то вниз по Сибирской, потом свернули на Ленина к ЦУМу, прошли зачем-то вверх по Комсомольскому, потом полезли через парк и т



Назад






Forekc.ru
Рефераты, дипломы, курсовые, выпускные и квалификационные работы, диссертации, учебники, учебные пособия, лекции, методические пособия и рекомендации, программы и курсы обучения, публикации из профильных изданий